Печать

Я знал его всегда

Познакомился я с Исмаилом Мизиевым в Москве, когда он приехал на учебу в аспирантуру. Впрочем, мне кажется, что я не познакомился, а знал его всегда…

В общежитии мы жили в соседних комнатах, сразу нашли общий язык, с ним и невозможно было не найти общего языка. Это был уникальный человек, совмещавший в одном лице прекрасного оратора и чуткого, внимательного слушателя. От него исходила мягкая, позитивная энергия, которая привораживала собеседника.

…Исмаил Мизиев был одержимым работой, без нее он не мог жить. Он был влюблен в историю. Всегда говорил о научных проблемах, что иногда меня злило, даже когда мы пили пиво, он начинал говорить про историю, выходили в парк, тоже. Не позволял себе ни минуты праздности, кажется, он не работал только когда спал, или голодный и обессиленный лежал в комнате, к сожалению, были и такие периоды в жизни аспирантов. Он был творческой личностью, не боялся смело и решительно критиковать уже сложившиеся подходы, концепции и мнения, считал, что научное знание не должно принимать форму догматов.

Он отличался оригинальностью решения поставленных задач, верил в правоту своих идей, но не считал, что они единственно верные. Более того, он сам говорил, что в истории любого народа невозможно решить все вопросы этногенеза, какими бы правильными и системными методами не пользовался исследователь. Так же и история карачаево-балкарцев, чем больше ее будем исследовать, тем больше вопросов будет возникать.

Исмаил был очень добрым и открытым к людям, ни с кем не скандалил, он ненавидел, когда кого-то обсуждали за спиной, никогда не позволял себе бестактности, грубости по отношению к другим, даже когда злился, старался максимально себя сдержать от резких выражений. В любой компании его сразу же принимали, ценили, уважительно относились к его словам, мнению и взглядам. Это было его искусство – ладить со всеми, что было довольно тяжело, ибо все соседи были уроженцами Кавказа, каждый со своими особенностями, характером, воспитанием. Некоторые были довольно скандальными. Исмаил всегда старался предотвращать конфликты и ссоры.

Один раз, это было в 1966 году, в период очередной конфликтной ситуации в Абхазии, где еще тогда имели место «тлеющие угли» политических противоречий между абхазами и грузинами, несколько ребят из общежития, абхазов по национальности, начали меня обвинять как грузина и «наехали», тут вступился разъяренный Исмаил:

- Да вы что тут творите? Это не вас, а меня и весь мой народ два грузина из Кремля вырвали из корней, из родной земли и в товарных вагонах отправили в Среднюю Азию, на погибель. Это я жил на чужой земле, голодал, страдал вдали от родной Балкарии. Из-за них я стал круглым сиротой, попал в детский дом, настрадался, не дай Бог никому больше! И что, теперь я из-за Сталина и Берии должен кидаться и душить Гиви? Что за бред вы несете?!

После чего абхазы отступили, слова Исмаила воздействовали отрезвляюще на них.

Написанные Исмаилом монографии были монументальными. Он всегда опирался на факты, полученные, в основном, в результате собственных исследований, будь то результаты археологических раскопок, полевой материал или же анализ научной литературы.

Мне, как никому другому, известно, сколько жизненных сил, энергии и материальных средств он тратил на создание своих монографий. Да, его критиковали, это нормально, но ведь не опровергли же, ибо основные положения его работ строго научны, системны и логичны.

Исмаил работал много, я бы сказал он отдыхал работая, ведь мозг ученого продолжает работу над поставленной задачей даже во сне. Мы часто сидели вместе, разговаривали, он очень любил пиво.

Исмаил был прекрасным танцором. Он сам был среднего роста, но идеального телосложения, и когда танцевал, очень чудесно смотрелся, его движения были удивительно гармоничными и четкими, ритм правильным. Мы часто просили его станцевать, всем нравилось его умение передавать эмоции через язык танца.

Исмаил очень восторгался щедрыми людьми. Однажды мы сидели в ресторане, там же был и Кайсын Кулиев, который распорядился каждому столу подарить вино, что нас привело в восхищение, особенно радовался Исмаил, так ему было приятно от происходящего.

Исмаил очень любил свой народ, но он не был националистом, он всегда говорил правду и от других требовал того же. Все его мысли и дела были направлены на позитивную, созидательную деятельность. У него была блестящая защита кандидатской диссертации, но в силу определенных причин не защитил докторскую. Однако много докторов не сделавших для науки и десятой части того, что сделал он.
Я очень горжусь тем, что знал этого человека и верю, что карачаево-балкарцы всегда будут его помнить, а идеи его книг найдут продолжение в трудах историков молодого поколения.


Цулая Гиви Васильевич
доктор исторических наук
Ведущий научный сотрудник
Института этнологии и антропологии РАН

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev