Печать

Сила и энергия духа

Познакомился я с Исмаилом Мизиевым в своем родительском доме в селе Кёнделен, когда он, будучи еще аспирантом Института археологии, в составе научной экспедиции пришел к моему отцу - известному сказителю и научному информатору. Затем Исмаил не раз заезжал к Зейтуну Магоматгериевичу - почти как к коллеге. Дело в том, что отец в течение всех десяти лет моей учебы преподавал историю и руководил экспедициями школьных следопытов. Поэтому он хорошо знал интересные для ученых места всего края. Частыми гостями отца были члены экспедиций, ученые из головных институтов РАН, а т. к. он почти всегда брал меня с собой, я уже с детства был приобщен к разного рода изысканиям и заражен энтузиазмом исследователя. Вероятно, поэтому Исмаил - парень из балкарского села, сумевший поступить в аспирантуру Института археологии Академии наук и успешно учившийся там, - так мне импонировал.

После вуза я начал работать в одном институте с Исмаилом и наше давнее знакомство переросло в дружбу. После аспирантуры и защиты кандидатской диссертации я увлекся историей карачаево-балкарского языка, и мне понадобились консультации солидного историка. Когда я поделился своими научными версиями с Исмаилом, он настолько серьезно и активно подключился к этой проблеме, что можно было его оформить научным консультантом. Дело, конечно, не в этом, а в том, насколько остро он воспринимал все аспекты истории своего народа. Не мог он быть безразличным, хладнокровным или даже спокойным, когда обсуждался любой вопрос, касающийся культуры народа; он был зажигательным, воспламеняющимся, сгораемым как свеча. Конечно, его труды не были безоблачными, но они были освещены изнутри светом духовности и душевности. Чем лучше я его узнавал, тем сильнее он притягивал к себе.

Когда Исмаил ушел из КБИГИ и возглавил республиканское Общество охраны памятников, я подумал, что он покончил с фундаментальной наукой. К тому времени в Кёнделене был создан республиканский Историко-этнографический музей, который возглавил Зейтун Магоматгериевич. Их пути опять пересеклись, интересы соприкоснулись, и много интересного полезного они сделали уже совместно. Отец мой очень ценил Исмаила, дорожил его уважительным отношением. От корки до корки одним из первых читал все труды своего младшего друга. Не всегда совпадали их точки зрения на теорию происхождения карачаевцев и балкарцев, но, показывая пример другим, они находили тот самый, необходимый и приемлемый компромисс. Оба они понимали, что самое главное в науке - комплексный подход, нахождение точек соприкосновения различных дисциплин, ведение исследований на стыке, на междисциплинарном уровне.

Именно осознав все это, по-моему, Исмаил отошел от чистой археологии и занялся историей в более широком охвате, хотя некоторые его коллеги этого не поняли.

В последние годы Исмаил Мизиев, совершенно заслуженно, вышел в лидеры региональных историков. Его знала научная общественность, он профессионально держал руку на пульсе исторической науки и оперативно реагировал на малейшие ее колебания. Он работал кропотливо, скрупулезно, плодотворно. Сидя дома, он знал больше чем те, кто колесит по конференциям, архивам, библиотекам. Он обрабатывал и пускал в научный оборот огромную информацию, на что требовались неиссякаемая сила и энергия.

Зато сложилось у него свое научное направление, школа последователей.


Махти Улаков, 
доктор филологических наук,
заслуженный деятель науки КБР и КЧР

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev