Биография

Биография

Мертвые живы, пока есть живые, чтобы о них вспоминать.
Э. Анрио

ТРОПА, ВЕДУЩАЯ
В БУДУЩЕЕ

Исмаил Мизиев... Непростая и неординарная фигура в отечественном кавказоведении. Вокруг этого имени велись и ведутся по сей день горячие споры, дискуссии, а порой и крупномасштабные баталии. И уже одно это дает право взяться за перо. Далеко не каждый ученый удостоен чести стать предметом дебатов в научном мире. Для этого надо, по меньшей мере, обладать обширными академическими знаниями, глубиной мысли, аналитическими способностями и оригинальностью мышления. Все эти качества в высшей мере присутствовали у И. М. Мизиева, который, несомненно, внес огромный вклад в отечественную археологию и тюркологию.

Универсальность исследовательских замыслов, широта профессиональных интересов, энциклопедические знания, огромный фонд накопленного полевого материала, теоретическое осмысление преимуществ и перспективы избранного метода (комплексное использование историко-лингвистических и этнотопонимических данных) - вот основные составляющие научного стиля И. М. Мизиева. Автор целого ряда научных монографий, вызвавших особый интерес у специалистов, талантливый публицист (его перу принадлежат десятки статей, опубликованных в периодической печати), прекрасный знаток этногенеза и этнической истории народов Северного Кавказа, И. М. Мизиев является одним из крупнейших ученых, работавших над теоретико-методологическими проблемами концепции лингвистического обоснования этногенетических связей народов Северного Кавказа и культурного ареала Передней Азии.

Исмаил Муссаевич Мизиев, балкарец по национальности, родился 8 декабря 1940 г. в сел. Нижний Чегем Кабардино-Балкарской Республики. Он был седьмым ребенком в семье балкарского узденя Муссы Мизиева. Но в кругу большой и дружной семьи маленькому Исмаилу довелось пробыть недолго. В трехлетнем возрасте он разделил горькую участь всего балкарского народа: был репрессирован и выслан в Казахстан. Семья оказалась разделена и расселена в разных населенных пунктах Казахской ССР. Сам Исмаил попал в Джамбульскую область.

Когда ему исполнилось пять лет, он лишился матери, а всего через полгода умер и отец. Исмаила и одну из его сестер, Сурат, определили в детский дом. Прошло время, прежде чем вернувшийся с фронта старший брат Ахмадья забрал Исмаила и Сурат из детдома. Исмаила Ахмадья оставил у себя, а Сурат стала жить у одной из старших замужних сестер - Шарифы. Только одна из сестер - Ханифа, будучи замужем за кабардинцем Анатолием Эрипсоевым, осталась на родине.

Жизнь Исмаила в ссылке мало чем отличалась от жизни сотен балкарских ребятишек. Недоедание, отсутствие элементарных удобств, скудность детских забав, взамен которых труд с малолетства. Именно в эти годы складывался характер будущего ученого, в основу которого легли невероятная трудоспособность, твердость и упорство в достижении цели, а также несгибаемая воля к победе и жажда жизни.

Любознательный мальчуган, которому приходилось ходить в школу за несколько километров, впитывал в себя все ученические азы. Но совершенно особый интерес вызывала у него история. Рассказы школьного учителя в совокупности с воспоминаниями стариков-балкарцев рождали в голове Исмаила заманчивые картины Кавказа, куда он рвался всем сердцем.

Весной 1957 г., когда балкарский народ был реабилитирован и получил разрешение на возвращение домой, Исмаил заканчивал 9-й класс. Он первым из семьи Мизиевых вернулся в родное село, где окончил десятый класс Нижнечегемской средней школы, одновременно восстанавливая родительский дом. Позже вернулся на родину и старший брат.

По окончании десятилетки перед Исмаилом не стоял вопрос о выборе дальнейшего пути. Его решение было твердым и однозначным - историческое отделение Кабардино-Балкарского государственного университета. Его студентом он и стал летом 1958 г. Среди его учителей были такие известные профессора, как X. М. Бербеков, И. Хейфиц, В. П. Крикунов, А. X. Касумов, Т. X. Кумыков и др. По воспоминаниям А. X. Касумова, он был «блестящий студент, таких помнят всю жизнь».

Ориентация на археологию у студента Мизиева обнаружилась сразу. Тайны древней истории манили его. Со студенческих лет он участвует в археологических раскопках. Первыми были Джулатовские раскопки, которыми руководил Г. И. Ионе.

На протяжении всей учебы в университете он был активным участником научного студенческого общества. Здесь впервые открылись его ораторские способности. Его выступления на конференциях НСО отличались красочностью, оставаясь при этом сугубо научными, с четкой структурой изложения и логическими выкладками. Интересно, что именно на одной из таких конференций, где как обычно выступление Исмаила было одним их самых ярких, где он, с виду невысокий худенький паренек, вдруг превращался в неимоверно большого человека, на него обратила внимание красивая девушка-первокурсница Галина Шкаровская, за чье сердце боролся не один студент-историк. Впоследствии именно она стала верной спутницей Исмаила, пройдя с ним через все испытания, уготовленные ему судьбой. С ее слов, Исмаил пытался оказывать ей знаки внимания и до этого, врезавшегося в ее память выступления, но она не придавала этому ровным счетом никакого значения. Все перевернулось, когда она увидела его «в деле», с горящими глазами, вдохновленного и страстно увлеченного историей, без каких-либо заранее заготовленных бумаг и шпаргалок, лишь с указкой у развешенных по аудитории плакатов со схемами и чертежами раскопок.

Окончив в 1963 г. Кабардино-Балкарский государственный университет, Исмаил Мизиев вернулся в Нижний Чегем, где в течение года работал завучем средней школы. В 1964 г. он уезжает в Москву и поступает в аспирантуру Института археологии АН СССР. Следует отметить, что ему очень повезло - научным руководителем стал известный археолог, доктор исторических наук, профессор Е. И. Крупнов, с которым их долгие годы связывали теплые отношения в классической диаде «учитель-ученик». В том же, 1964 г. у него в семье родился первый ребенок - дочь Ирина. С ее появлением проявилась новая грань характера Исмаила - его отцовские качества. Внимательный, любящий, заботливый, но вместе с тем строгий и требовательный. Таким отцом он был. Над его кроватью в аспирантском общежитии вместо прикроватного коврика были расклеены фотографии маленькой дочки. А экономя на и без того мизерной аспирантской стипендии, он ухитрялся покупать и пересылать ей игрушки, банты и платьица.

Его соседями по комнате в общежитии были небезызвестные сегодня первый президент Абхазии Вячеслав Ардзинба и доктор исторических наук, ведущий сотрудник Института этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая Г. В. Цулая. Вспоминая об Исмаиле, Гиви Васильевич не раз говорил о том, что это был человек основательный во всем: он умел работать, но умел и отдыхать. А какой он был танцор!

В декабре 1967 года на заседании ученого совета Института археологии Академии наук СССР состоялась защита кандидатской диссертации Исмаила Мизиева на тему «Средневековая материальная культура Балкарии и Карачая (ХII-ХVII вв.)». Его официальными оппонентами были доктор исторических наук Л. И. Лавров и кандидат исторических наук В. И. Марковин. Интересен тот факт, что с первым из них они впоследствии стали друзьями и соратниками, со вторым же так и остались непримиримыми оппонентами.
Публичная защита И. М. Мизиева собрала большую аудиторию. В дискуссии принимали участие многие члены диссертационного совета, и все отмечали основательность подхода молодого ученого к исследованию поставленных задач. Его научный руководитель заметил, что среди всех его аспирантов (а их было немало) Мизиев оказался первым, защитившим диссертацию в срок.

Кульминационным моментом было появление на защите убеленного сединами, глубокого старца, антрополога Герасимова, который также выступил с хвалебной речью и более того, посетил банкет, чего он не делал никогда и чем поверг в восторг и недоумение всех присутствующих. Тамадой застолья был Леонид Иванович Лавров, который показал свое великолепное знание кавказских застольных правил и, кроме того, пел так, что об этом еще долго вспоминали в институте.

После защиты кандидатской диссертации Исмаилу предложили остаться работать в Москве в Институте археологии, в секторе, который возглавлял Е. И. Крупное. Конечно, это сулило ему прекрасную карьеру в структуре Академии наук СССР. Но его тянуло домой, в Балкарию. Он искренне верил и считал, что его место там, среди своего народа, которому он должен служить, чью историю он должен открыть. Впрочем, об открытии истории он тогда не думал, он просто хотел работать, он чувствовал, что у него есть для этого силы и желание.
Вернувшись в Нальчик, И. Мизиев начинает работать в Кабардино-Балкарском научно-исследовательском институте на должности научного, а затем старшего научного сотрудника сектора археологии. В апреле 1976 г. ВАК СМ СССР присвоил ему ученое звание «старший научный сотрудник» по специальности - археология. Несмотря на то, что он был первым археологом в Кабардино-Балкарии, удостоенным ученой степени, Исмаил Мизиев отказался от заведования сектором археологии. Позднее кандидатские диссертации по археологии защитили И. Чеченов, Р. Бетрозов, А. Нагоев.

В секторе археологии КБНИИ И. Мизиев проработал 10 лет. Результатом явились многочисленные статьи по археологии Кавказа, изданные монографии: «Средневековые башни и склепы Балкарии и Карачая» (Нальчик, 1970); «Археологические раскопки 1972 г. в Кабардино-Балкарии» (соавторы Р. Ж. Бетрозов, А. X. Нагоев. Нальчик, 1973); «Туристскими тропами в глубь веков» (Нальчик, 1976).

В 1977 г. И. Мизиеву предложили возглавить Кабардино-Балкарское отделение Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры. Эту работу он совмещал с преподаванием на кафедре всеобщей истории Кабардино-Балкарского государственного университета, которым в то время руководил В. К. Тлостанов.

13 июня 1978 г. произошло событие, перевернувшее многое в жизни Исмаила Мизиева. В одной из поездок по осмотру курганов он попал в автокатастрофу. Результат - повреждение позвоночника, неподвижность, инвалидная коляска на долгие годы. А на руках четверо несовершеннолетних детей.

В течение первого года Исмаил упрямо боролся с недугом, тем более, что врачи обнадеживали, что он встанет на ноги. Верила в это и заведующая кафедрой всеобщей истории КБГУ Т.Т. Шикова. Весь этот год она ждала его выздоровления, чтобы передать ему заведование кафедрой, т. к. не видела более подходящей кандидатуры, и по этой причине откладывала свой уход на пенсию.

Когда стало ясно, что попытки встать на ноги не приносят успеха, Исмаил нашел в себе силы продолжить работу. Она стала его спасением. С 1979 г. он продолжил работу на кафедре всеобщей истории Кабардино-Балкарского госуниверситета. В его доме постоянно бывали студенты, чьими курсовыми дипломными работами он руководил. И вскоре его домашний кабинет становится своего рода научным клубом, двери которого были открыты для всех интересующихся историей Северного Кавказа и тюркских народов.

Его работа не прекращалась ни на один день. Он выстраивал себе строгий график, выдерживая его, несмотря на слабое здоровье.

В этот период он всерьез занялся изучением проблемы этногенеза карачаево-балкарского народа, привлекая к этому не только накопленный археологический материал, но и анализируя этнографические и лингвистические данные, изучая сведения древних и средневековых авторов о Кавказе, работая с первоисточниками.
Постепенно из разрозненных мозаичных сведений выстраивается четкая, логически выверенная, поэтапная схема происхождения карачаево-балкарцев. Результаты своих исследований И. М. Мизиев публикует в ряде статей в различных отечественных научных журналах. Кроме этого, он популяризирует историческое знание, выступая на радио и телевидении КБР, а также публикуя статьи в периодической печати как на русском, так и на балкарском языках. Открывая историю карачаево-балкарцев для себя, он открывал ее и для своего народа.

В эти годы он издает монографии «Шаги к истокам этнической истории Центрального Кавказа» (Нальчик, 1986); «История рядом» (Нальчик, 1990); «Очерки истории и культуры Балкарии и Карачая в ХIII-ХVIII вв.» (Нальчик, 1991); «О происхождении тюркских народов» (соавт. К. Т. Лайпанов. Черкесск, 1993); «История и культура карачаево-балкарского народа» (соавт. М. Ч. Джуртубаев. Нальчик, 1994); «Народы Кабарды и Балкарии в ХIII-ХVII вв.» (Нальчик, 1995); «Балкария и Карачай с древнейших времен до походов Тимура» (Нальчик, 1996). Книгу «Шаги к истокам...» в 1993 г. переиздают в Турции, в Стамбуле, в издательстве «Тurk Dunуаsi Аrаstirmalari-Vаkfi».

Конечно, столь плодотворная работа не могла оставаться незамеченной со стороны научной общественности. 10 ноября 1986 г. Академия наук СССР принимает И. Мизиева в действительные члены всесоюзной ассоциации востоковедов. 28 августа 1988 г. он становится действительным членом географического общества АН СССР.

В 1988 г. по результатам многолетней работы Исмаил Муссаевич Мизиев подготовил к защите рукопись докторской диссертации на тему «Важнейшие этногенетические аспекты истории и традиционной культуры балкарцев и карачаевцев ХIII-ХVIII вв.» по специальности 07.00.07 - этнография. Защита диссертации должна была состояться в г. Ереване в Институте археологии и этнографии Академии наук Армянской ССР. Была успешно пройдена предзащита. Были назначены официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент АН Грузинской ССР А. И. Робакидзе, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Татарской АССР А. X. Халиков, доктор исторических наук, профессор М. А. Меретуков, а также ведущая организация - Карачаево-Черкесский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы. Были разосланы авторефераты и даже получены на них положительные отзывы. Их прислали зав. отделом этнографии института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР доктор исторических наук, профессор X. А. Артынбаев (г. Алма-Ата), доктор исторических наук Е. П. Алексеева (г. Черкесск), доктор исторических наук, профессор А. А. Кудрявцев (г. Ставрополь), доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РСФСР и ДАССР, профессор С. Ш. Гаджиева (г. Махачкала), зав. сектором адыгейского НИИ, доктор исторических наук Б. М. Джимов (г. Майкоп), кандидат исторических наук С. Л. Дударев (г. Грозный), кандидат исторических наук, ст. научный сотрудник Института истории СССР АН СССР А. А. Алафаев (г. Москва). Но защита не состоялась. Почему?

Во все времена рядом с такими людьми, как Исмаил Мизиев, находились те, чьи черные души не могли смириться с тем, что есть рядом кто-то талантливее и благороднее. Вслед за диссертационной работой И. М. Мизиева в Ереван отправилась некая «бумага», подписанная рядом «коллег», здравствующих и поныне, в которой Мизиев объявлялся «пантюркистом», «шовинистом», «любителем от науки» и т. д. Надо отдать должное руководству диссертационного совета, которое не собиралось отказывать И. Мизиеву в защите и, переслав ему копию послания, было готово к дальнейшему сотрудничеству. Но решение Мизиева было твердым - защиту отменить, и он отозвал работу. Мотивация была проста: «Я работаю не для званий, я работаю для народа, а народ меня знает и без дополнительных регалий». И продолжал кропотливо работать... Справедливости ради надо сказать, что его соратники и сподвижники не разделяли данного решения и на протяжении нескольких последующих лет пытались уговорить выйти с этой работой на защиту. В частности, в 1995 г. свои услуги по защите предложил Казанский госуниверситет. Но к тому времени Исмаил Муссаевич уже 17 лет был прикован к постели, и предпринимать столь дальнюю поездку было крайне затруднительно. Однако друзья и коллеги не прекращали попыток уговорить его получить давно заслуженную ученую степень. В 1997 г. организацией созыва разового выездного диссертационного совета по защите докторской диссертации И. М. Мизиева занялся доктор философских наук, профессор С. И. Эфендиев. Заседание планировалось на осень 1997 г., а в августе того же года Исмаила Муссаевича Мизиева не стало. Ученую степень доктора исторических наук он так и не получил. Однако ранее за заслуги в научно-педагогической деятельности и многолетний добросовестный труд указом Президента КБР от 9 августа 1994 г. ему было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки КБР». В сентябре того же года решением ученого совета Карачаево-Черкесского государственного педагогического университета И. М. Мизиеву было присвоено звание почетного доктора.

Весной 1997 г. Международный биографический центр Кембриджского университета прислал Исмаилу Муссаевичу запрос о его биографических данных с тем, чтобы включить его кандидатуру в словарь выдающихся людей XX века.

Жизнь Исмаила Мизиева была короткой, но необыкновенно яркой. Из пятидесяти шести прожитых лет тридцать были отданы науке. Стойкость, мужество и любовь к своему народу помогли ему перешагнуть через физический недуг и целиком отдаться любимому делу - науке. Имея свое видение по многим проблемам кавказоведения и тюрковедения, он открыто вступал в научные дискуссии, указывая на серьезные противоречия и погрешности в выводах. Целый ряд гипотез и новых идей, которые могли бы дополнить летопись тюркских народов, ушли вместе с ним. Но осталась его школа, его ученики, которые продолжают начатое им дело.

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev