Печать

Историография работ

Начало пути


Первое монографическое исследование И. М. Мизиева «Средневековые башни и склепы Балкарии и Карачая» вышло в свет в 1979 г. в издательстве «Эльбрус» (Нальчик). Предисловие к этой книге составлено заслуженным деятелем науки КБАССР и ЧИАССР, доктором исторических наук, профессором Е. И. Крупновым. «Предлагаемая вниманию читателей книга И. М. Мизиева «Средневековые башни и склепы Балкарии и Карачая», - пишет он, - подводит первые итоги научному изучению замечательных памятников архитектуры этих областей. Одновременно она должна явиться действенным стимулом для углубленного изучения (пока не поздно) этих важнейших исторических источников для всестороннего освещения средневековой истории, быта и культуры балкарцев и карачаевцев» [1].

Структурно монография состоит из введения, двух глав и заключения. Проанализировав отдельные разрозненные публикации результатов археологических работ своих предшественников, в частности, работы Г. А. Кокиева, А. А. Иессена, Л. И. Лаврова, К. Т. Лайпанова и др. [2], И. М. Мизиев во вводной части формулирует ряд проблем и задач, которые предполагает содержательно раскрыть в книге. К неизученным вопросам истории Балкарии и Карачая на тот период он относит проблемы развития феодальных отношений, экономического уклада, особенностей духовного мира балкарцев и карачаевцев в ХIII-ХVIII вв. и, конечно, вопрос об их происхождении. Слабую изученность карачаево-балкарского народа он объясняет несколькими причинами. Во-первых, тем, что дореволюционный материал по истории этого этноса составлен в виде путевых заметок и статистических описаний, охватывающих преимущественно XVIII-XIX в. Во-вторых, исследования, плодотворно начатые в 30-е годы, были прерваны Великой Отечественной войной. И, наконец, тем, что археологический материал был слабо привлечен к анализу и рассмотрению многочисленных вопросов карачаево-балкарской истории, и в частности при рассмотрении этногенеза на научной сессии 1959 г. [3]

И. М. Мизиев разделяет позицию А. А. Иессена, что «основные опорные вехи и хронологию исторического развития мы наиболее надежным способом можем получить только путем исследования археологических памятников» [4]. Основным источником по воссозданию истории позднесредневекового периода, по мнению И. М. Мизиева, являются башенные и склеповые памятники, которые практически неизучены.

В первой главе монографии «Позднесредневековые оборонительные сооружения Балкарии и Карачая» дан общий анализ башенных сооружений, география их размещения, описание и типология башен, их сравнительный анализ, а также хронология и причины их возникновения.

По выявленным И. М. Мизиевым литературным и архивным свидетельствам, а также на основе проведенных им полевых исследований, на территории Балкарии и Карачая на конец 60-х - начало 70-х гг. прошлого века насчитывалось три с половиной десятка оборонительных сооружений. Не все из них имели удовлетворительное состояние, часть сохранилась лишь во фрагментах. Интересно отметить, что даже в сравнительно небольшой исторический период, а именно с 1849-го по 1867 г., часть памятников была уничтожена. Об этом отмечено в отчете братьев Нарышкиных, проводивших археологическую разведку в 1867 г. Они не обнаружили целый ряд памятников, описанных их предшественником А. Фирковичем восемнадцатью годами раньше [5].

Географически башенные сооружения Балкарии и Карачая находятся в высокогорных районах между Боковым и Скалистым хребтами Кавказа - в зоне Северной депрессии. И. М. Мизиев отмечает, что число сооружений убывает от верховьев р. Черека и р. Кубани, с промежуточным скоплением в Верхнем Чегеме, где было 14 башен. Из них лишь 4 памятника сохранились в удовлетворительном состоянии. От остальных остались незначительные следы.

Кроме этого, автор разделяет башни и крепости Балкарии и Карачая не только по географическому месторасположению, но и на расположенные на недоступных уступах скал и вершинах, и па сооружения, расположенные непосредственно вблизи от них.

В своем исследовании И. М. Мизиев предлагает типологию башенных сооружений, основанную на методе, в основе которого лежит разделение башенных сооружений по топографическому признаку. Выявленные подобным образом группы и типы хорошо выделяются хронологически и по функциональному назначению.
В группу «А» автор объединил сооружения, построенные на недоступных скалах и площадках, а в группу «Б» - сооружения, расположенные в долинах ущелий. Каждая их этих групп, в свою очередь, объединяет несколько типов сооружений.

К первому типу И. М. Мизиев отнес три памятника: башню над старым аулом Хулам в Хуламо-Безенгийском ущелье, башню над старым аулом Кюннюм в Черекском ущелье и башню над аулом Хурзук в Карачае. Эти башни имеют разную геометрическую форму, зависящую от естественных конфигураций скальных площадок.

Ко второму типу группы «А» также относятся три памятника: Малкар-Кала, Болат-Кала в Черекском ущелье (в сел. В. Балкария) и Карча-Кала в Карачае у городища В. Архыз. Как отмечает исследователь, «в отличие от башен они намного больше по размерам, имеют различные жилые и хозяйственные постройки, оборонительные стены. Отличаются мощностью отдельных сооружений, общей грандиозностью всего комплекса, внутреннее пространство их часто разделено на несколько помещений, у стен иногда сооружены лежанки, хозяйственные ямы и пр.» [6].

К третьему типу группы «А» автором отнесены оборонительные сооружения, составляющие систему укреплений с сильно защищенной, а тогда недоступной цитаделью, венчающей весь комплекс. По технике строительства и планировке они схожи с постройками первого типа, отличительной чертой является лишь то, что они являются частью строго продуманной оборонительной системы. К данному типу отнесены укрепления Зылги в Черекском ущелье и Усхур в Хуламо-Безенгийском [7].

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev