Печать

Историография работ - Четвертая страница



4. Переднеазиатско-тюркский аспект: соотношения культур Передней Азии и евразийских степей, а также лингвистические данные позволяют подвергнуть сомнению сложившуюся в отечественной историографии точку зрения, согласно которой все без исключения археологические культуры евразийских степей являются историко-культурным наследием только индоевропейских племен.

Этнокультурный паспорт скифов, составленный на основе античных источников (Гомер, Гесиод, Эсхил, Гиппократ, Пиндар, Гекатей, Геродот, Страбон, Птолемей и др.), по мнению И. М. Мизиева, свидетельствует против концепции иранизации скифов. Можно выделить следующие положения, позволяющие прислушаться к мнению античных писателей:

1) этнокультурные особенности традиционной пищи ряда скифо-сарматских племен («конеяды, доители кобылиц, пьющие кумыс, из кумыса сыр едящие»);

2) антропологические данные (монголоидные черты в облике скифов);

3) антропонимия скифо-сарматов;

4) многие элементы соционормагивной культуры, свойственные скифам, отмечены, прежде всего, в среде тюркоязычных племен (обычай скальпирования, способ гадания на ивовых прутьях, коллективный обряд погребения).

Весьма ценным представляется следующее суждение автора: «Действительно, наличие иранского элемента в массе скифских племен невозможно отрицать. Речь (вернее, спор) может идти лишь о том, что некоторые ученые этот «элемент» пытаются превратить в поголовную ираноязычность всех скифов, сармат и аланов» [19].

- Ряд крупных ученых, специалистов по истории и культуре скифов (в частности, Ф. Г. Мищенко и 13. Ф. Миллер) признавали, что среди скифов, вместе с двумя хозяйственно-культурными укладами, были и две этнические группировки: пахари-земледельцы (ираноязычные индоевропейцы) и кочевники (представители тюрко-монгольской расы).

Критически анализируя толкования скифских имен и терминов, И. М. Мизиев заключает, что существующая установка на безоговорочную ираноязычность скифов не выдерживает критики.

 Исследуя основные элементы традиционной культуры скифов, автор четко и аргументировано обосновывает защищаемые им позиции и заключает: «Проблема скифской истории и культуры требует тщательного, объективного, комплексного исследования с применением историко-сравнительного, культурно-типологического, ретроспективно-этнографического методов» [20].

Значительная часть книги составляет очерк под красноречивым названием «О чем и как спорят ученые?». Умение вести корректную научную полемику - одно из важнейших достоинств истинного ученого. Читатель, внимательно прочитавший этот раздел, убедится в том, насколько И. М. Мизиев выше своих оппонентов именно как научный работник. Не опускаясь до навешивания ярлыков, откровенной клеветы, личного оскорбления (что лишь выдает научное бессилие перед конкретными фактами), столь типичного для его оппонентов, ученый спокойно и логично излагает свои мысли (стоит отметить, что сам Исмаил Муссаевич был достаточно самокритичным человеком, что не может не вызывать глубочайшего уважения, так как самокритичность - это всегда свидетельство неустанного поиска истины).

«Односторонняя правда, - пишет автор, - есть правда искаженная, выборочная, а распространение, пропаганда и требование признание только такой правды есть порочная практика отдельных авторов, привыкших диктовать народам их историю, не зная ни языка, ни культуры, ни этнопсихологии, ни этнографии, ни археологии этих народов». И далее: «...есть необходимость специального обзора дискутируемых в науке вопросов. Эта необходимость продиктована тем, что недостаточная разработанность, а тем более проявляемые при освещении наследия указанных племен (т.е. асов и алан. - Ю.М.) субъективистские утверждения нередко подтверждают тенденциозную оценку, следовательно, негативно отражаются и на освещении позднейших межэтнических отношений на Северном Кавказе» [21].
Воистину мудрые слова!

В 1991 г. была издана монография И. М. Мизиева «Очерки истории и культуры Балкарии и Карачая ХIII-ХVIII вв.: Важнейшие этногенетические аспекты» [22], являющаяся ценным учебным пособием, предназначенным, в первую очередь, в помощь школьникам, студентам, преподавателям истории. Автор подробно рассматривает проблемы систематизации источников и историографии истории Балкарии и Карачая ХIII-ХVIII вв., историю формирования культуры жизнеобеспечения, духовной культуры карачаевцев и балкарцев; исследует вопросы экономической, социальной и культурной истории Балкарии и Карачая, а также освещает важнейшие этногенетические аспекты истории и традиционной культуры балкарцев и карачаевцев, ретроспективно связанные с древнейшими кавказскими и степными кочевническими племенами.

По мнению автора, источниковедческая база комплексного анализа традиционной культуры балкарцев и карачаевцев с точки зрения ее этногенетической информативности практически не систематизирована. И. М. Мизиев рассматривает нарративные, археологические и этнографические источники, а также эпиграфические данные по исследуемой проблеме.

Несомненным достоинством данной монографии является то, что автор не только вводит в научный оборот значительный фактический материал, но и критически анализирует имеющиеся источники (нарративные, вещественные, иллюстративные) с точки зрения содержащихся в них объективной информации.

Следует отметить, что первые обзоры историографии археологического изучения Балкарии и Карачая принадлежат И. М. Мизиеву [23].

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev