Печать

Историография работ - Шестая страница



Характеризуя традиционную пищу балкарцев и карачаевцев ХVII-ХVIII вв., И. М. Мизиев подчеркивает, что археологические раскопки дают скудный материал о средневековой пище. Основное место в балкаро-карачаевской кухне занимала мясомолочная пища; удельный вес мучной пищи был довольно низким.

Несомненно, традиционная пища балкарцев и карачаевцев формировалась и претерпевала определенные изменения вследствие тесных этнокультурных контактов с соседними кавказскими народами.

Значительное место в монографии отведено освещению практически не исследованным в отечественной историографии историческим сюжетам - экономическому развитию и социальной истории Балкарии и Карачая в ХIII-ХVIII вв. Автор привлекает обширный материал из археолого-этнографических памятников и дополняет его сведениями русских и грузинских документов ХVII-ХVIII вв., что позволило ему сделать ряд важных выводов.

И. М. Мизиев характеризует основные занятия балкарцев и карачаевцев (земледелие, высокоразвитое скотоводство, охота, ремесло, торговля), указывая, что отсутствие достаточных письменных свидетельств, освещающих экономическое развитие Балкарии и Карачая, выдвигает на первый план археологические данные.

В частности, археологический материал дает определенное представление о технике земледелия балкарцев и карачаевцев, орудиях труда, зерновых культурах, формах скотоводства, распространении птицеводства, рыболовства, развитии ремесленного производства, различных промыслах и торговой деятельности этих народов в ХIII-ХVIII вв.

Весьма важные и ценные сведения о социальной структуре балкарского и карачаевского общества ХIII-ХVIII вв. дают поселения и жилища.

По И. М. Мизиеву, изучение балкаро-карачаевских поселений ХIII- ХVIII вв. позволяет выделить среди них топографические особенности, морфологические признаки (поселения с целой системой оборонительных сооружений, образцом которых является Верхне-Чегемское поселение ХIII-ХIV вв.; поселения, прижатые к одному или двум башенным комплексам, как поселение Эль-Джурт ХV-ХVIII вв.; небольшие поселения, носящие имена своих основателей, прижатые к своим оборонительным сооружениям или расположенные на естественно укрепленных участках) и социальные особенности (среди вышеуказанных поселений фиксируются моногенные и полигенные поселения, основанные на родственном и территориальном принципе за селения). По мнению автора, подобные поселения представляют собой первую фазу патронимии, и в них четко прослеживаются архаические формы семейной общины, выражающие коллективистскую форму собственности на общественные средства существования - сенокосные и пастбищные угодья, лес, скот.

К ХVI-ХVII вв. наблюдается разрушение родственного принципа поселения, а после отмены крепостного права из больших аулов выселяются освободившиеся тукумы и образуют новые патрономические выселки.
Большую социологическую информацию несут жилища балкарцев и карачаевцев. В рассматриваемый период однокамерные жилища без хозяйственных пристроек заменяются многокамерными домами с хозяйственными сооружениями, а в эволюции поселений прослеживается переход от родственного принципа к территориальному заселению.

Важные этносоциальные изменения в жизни балкарского и карачаевского общества можно проследить, изучая могильники и погребальные сооружения ХIII-ХVIII вв. По мнению И. М. Мизиева, появление в эпоху позднего Средневековья в Балкарии и Карачае склепов-мавзолеев - следствие социальных причин, расслоение общества и выделение из общей массы крупных феодальных фамилий.

Многочисленные архитектурно-археологические памятники (башни, крепости, замки, христианские храмы и церкви) на территории Балкарии и Карачая являются материальным отражением происходивших социально-экономических изменений в истории балкарского и карачаевского народов. После тщательного анализа данного аспекта социальной истории Балкарии и Карачая автор резюмирует, что раннефеодальные отношения прочно вошли в жизнь балкарского и карачаевского общества в ХV-ХVI вв.

Зародившиеся в глубокой древности традиционные общественные институты балкарцев и карачаевцев (народное собрание, народный суд, молочное родство, аталычество, куначество) привели со временем к установлению прочных социально-экономических, политических и культурных связей между горскими народами Кавказа.

Отдельная глава монографии посвящена автором вопросам этногенеза балкарцев и карачаевцев (историография проблемы, этнотопонимы как источник по ранней этнической истории балкарцев и карачаевцев, культура жизнеобеспечения и гуманитарная культура балкарцев и карачаевцев в свете их этнической истории).

Как отмечает И. М. Мизиев, проблема происхождения балкарцев и карачаевцев таит в себе достаточно много белых пятен. Известно, что на всесоюзной научной сессии, проходившей в Нальчике в 1959 г., был сделан вывод о том, что карачаевский и балкарский народов образовались в результате смешения северокавказских племен с ираноязычными и тюркоязычными племенами. В пользу этого вывода говорят следующие основные аргументы: кавказский субстрат (антропологические данные, этнокультурный аспект, древнекавказские истоки традиционной культуры балкарцев и карачаевцев), ираноязычный субстрат (существующие топонимические и лексические совпадения у осетин и балкаро-карачаевцев), кипчакский компонент.

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev