Печать

Историография работ - Восьмая страница



Исследуя диффузию древнеямной культуры в направлении северо-причерноморских земель, этнокультурные контакты древнейших кочевников-овцеводов евразийских степей с синхронными культурами юга Украины, И. М. Мизиев и К. Т. Лайпанов делают вывод, что древнеямники в течение, по меньшей мере, тысячи лет проживали в дон¬ских степях и Северном Причерноморье.

Проблемы соприкосновения пришлой степной и автохтонной кавказской культур всегда привлекали внимание исследователей. Авторы справедливо указывают, что, несмотря на интенсивное изучение древних культур Кавказа, их этническая история до сих пор остается весьма слабо исследованной; при этом наиболее спорным является вопрос об этнической принадлежности носителей майкопской культуры.

И. М. Мизиев и К. Т. Лайпанов выдвигают небесспорную, но весьма интересную гипотезу об идентичности древнеямной и майкопской культур (что, например, достаточно ярко прослеживается в тождестве такого стойкого этнического определителя, как комплекс погребального обряда).

Значительное место в монографии уделено сюжету о проблемах истории и культуры скифов. Авторы прямо указывают, что от решения «скифской проблемы, определения этнической принадлежности скифов и их прямых потомков, зависит в огромной степени решение вопроса этногенеза тюркских народов...» [29].

Анализ показывает, что весь комплекс этнокультур средневековых кочевников евразийских степей восходит к культуре скифов, что подтверждает высказанную ранее мысль И. М. Мизиева о том, что эти кочевники - прямые генетические продолжатели культуры древних кочевников - древнеямников.

Авторы обильно цитируют высказывания античных историков, которые приводят многочисленные доказательства тюркоязычности скифов. В XIX - начале XX в. официальная историография признавала часть скифских племен тюркскими, однако начиная с 1930-х гг. советские историки полностью стали на точку зрения исключительной ираноязычности скифов.

Рассматривая комплекс этнографической культуры и быта скифов, И. М. Мизиев и К. Т. Лайпанов приходят к выводу, что он идентичен культуре и быту тюркских народов (поселения, жилища, традиционная пища, соционормативная культура, рациональные знания, религиозные представления и мифология). Авторы исследований по краниологии скифов не пришли к единому мнению: одни считают всех скифов европеоидами, другие утверждают, что среди них были и монголоидные племена. И. М. Мизиев и К. Т. Лайпанов склоняются ко второй точке зрения; они прямо указывают, что по своим антропологическим признакам нынешние тюркоязычные балкаро-карачаевцы довольно близки к древним скифам.

Анализируя довольно-таки обширный материал по языку скифов, рассматривая скифские этнонимы, топонимы, омонимы, авторы приходят к выводу, что скифы и саки в своей основной массе были тюркоязычными племенами; большинство скифских этнонимов, топонимов и собственных имен объясняется из тюркских языков.

Опираясь на значительный корпус исторических источников, И. М. Мизиев и К. Т. Лайпанов утверждают, что сарматы, гунно-болгары и хазары являлись потомками скифов, а те, в свою очередь, были генетическими преемниками древнейших кочевников древне-ямной культуры эпохи неолита. «Тюркоязычность всех перечисленных племен, - пишут авторы, - не подлежит сомнению. Не надлежит сомневаться и в том, что традиционная культура тюркских на родов всеми своими корнями уходит в глубь скифской, гуннской, сарматской, аланской, болгарской и хазарской культур. И, наоборот, не один из индоевропейских народов не сохранил ни единого элемента этнической культуры скифо-сарматских племен» [30].

В своих прежних исследованиях И. М. Мизиев уже неоднократно отстаивал выдвинутую им концепцию о тюркоязычности алан и их предков. В настоящей монографии авторы приводят, наряду с прежними фактами, новые сведения этнографического, археологического и лингвистического характера свидетельствующие о том, что аланы-асы являются тюрками, хотя среди них, безусловно, были иранские и другие племена.

Надо отметить, что авторы отнюдь не отрицают, что осетины входили в Аланский союз, но этническими преемниками тюркоязычных алан и асов, по их мнению, являются карачаевцы и балкарцы. Любопытно отметить, что до настоящего времени у карачаевцев и балкарцев этноним «алан» сохранился как обращение друг к другу; при этом слово «алан» используется в значении «сородич», «соплеменник» и исключительно при обращении к людям, понимающим язык балкарцев и карачаевцев, т.е. к представителям своего этноса.

В 1994 г. в первом номере журнала «Минги тау» была напечатана обширная статья И. М. Мизиева «История карачаево-балкарского народа с древнейших времен до присоединения к России» [31]. В редакционной статье (в журнале была напечатана также работа М. Ч. Джуртубаева «Духовная культура карачаево-балкарского народа»), предваряющей публикацию, было особо отмечено, что исследовательские работы И. М. Мизиева и М. Ч. Джуртубаева цельно, научно и популярно освещают историю карачаево-балкарского народа, ориентированы на массового читателя и выдержаны в форме учебного пособия, написаны доступным языком.

Статья И. М. Мизиева представляет собой сжатый конспект прежних исследований автора, и в первую очередь монографии «Очерки истории и культуры Балкарии и Карачая ХIII-ХVIII вв.».

В 1995 г. было издано учебное пособие И. М. Мизиева «Народы Кабарды и Балкарии в ХIII-ХVIII вв.»33. Структурно исследование состоит их семи глав. Автор излагает вопросы этногенеза балкарцев (историография проблемы, происхождение и ранняя этническая история балкарцев, традиционная культура, идеологические воззрения, данные фольклора об этногенезе балкарцев, кавказский компонент в этногенезе балкарцев). И. М. Мизиев кратко излагает основные концепции этногенеза балкарцев, известной нам по его прежним изысканиям.

Вопросам этногенеза и этнической истории адыгов посвящены многочисленные исследования, однако данная проблема, по мнению автора, все еще нуждается в дополнительной аргументации многих положений. В частности, И. М. Мизиев подвергает критическому анализу мнение некоторых авторов о происхождении ряда этнонимов (меоты, черкес, косог), которые историки традиционно связывают с предками адыго-абхазов. По И. М. Мизиеву, данные этнонимы имеют тюркское происхождение; что же касается этнонима «зихи», то наиболее правдоподобное объяснение данной дефиниции, по мнению автора, предложено Ш. Ногмовым, который выводил термин «зихи» из адыгского слова «цух» - человек.

Основные археологические памятники материальной и духовной культуры адыгов до времени монгольского нашествия сосредоточены на их этнической территории в Нижнем и Среднем Прикубанье, где они сформировались как самобытные этнические группы.

Контакты

...

Наши друзья

assia big

kuliev

mechiev

elbrusoid

otarov

balkteatr big

 

temukuev